Александр Ефимов без звездной болезни

Александр Ефимов без звездной болезни
Александр Ефимов — из актеров новой волны, к которым известность пришла благодаря сериалам. Хотя первой ролью в кино для него стал получивший широкую популярность и признание у зрителей фильм «В августе 44-го». Это потом уже была роль Юсупова в сериале «Две судьбы» и роль в «Херувиме». Хотя на 9-м Международном кинофестивале «Бригантина» его представляли как актера, которому довелось сыграть царственную особу. А он, легко взбежав по ступенькам на сцену, не по-царски скромно стал в общий ряд своих коллег.

Узнав, что большинство журналистов представляют на фестивале украинские издания, гордо сообщил, что сам себя наполовину считает украинцем, так как его бабушка родом с Украины.

– Александр, хоть Вы и говорите, что бабушка у вас с Украины, общеизвестно, что по рождению Вы сибиряк. Вы уж просветите наших читателей подробнее по поводу своей родословной.

– Да, я родился на Урале, в Екатеринбурге, тогда еще Свердловске. Но моя бабушка родом из Днепропетровской области, из Софиевского района. Я, правда, там ни разу не был. Мечтаю, может, когда и придется туда заехать. То, что корни моей семьи на Украине, я знаю четко и везде об этом говорю.

– Стать актером — это было вашей мечтой с детства?

– Да что Вы! Я и не чаял, что окажусь в этой профессии. Думал, что моей профессией будет спорт — я хоккеем серьезно занимался. Но с развалом Союза все оказалось так шатко... В общем, нужно было думать на перспективу. Хотя о чем я думал в 14 лет, я уже и не помню. Но как-то все так получилось, что со школой начались какие-то проблемы, и я по воле случая очутился в классе с театральным уклоном. Мне встретились люди, которые убедили меня, что до всего буквально можно дотянуться рукой. В общем, актерская профессия — рядом! И после школы, поехав в Москву, я триумфально поступил практически во все театральные вузы — в Щуку, во ВГИК. В Щепке я, правда, почему-то экзаменаторам не понравился. Наверное, слишком наглый был.

– А как родители отнеслись к выбору столь экзотичной профессии?

– Мои родители вообще по профессии далеки от творчества. Но мама всегда поддерживала мои актерские стремления, потому что ей нравилось кино. В моей семье вообще очень серьезно к кино относились. Еще ребенком я смотрел все новинки кино, в том числе и зарубежные. В семье кино не только смотрели, а и обсуждали. И мама мне объясняла все, что было непонятно. Благодаря маме я воспринимал кино не как развлечение, а как искусство. В общем, кино меня серьезно увлекло. А когда пришло время выбирать вуз, то я выбрал школу-студию при МХАТе. Там совершенно особенная атмосфера, которую я сразу же ощутил. Попал на курс Авангарда Николаевича Леонтьева.

– С которым Вы затем сыграли царственным дуэтом в фильме «За царя и Отечество»?

– Да. Я в этом фильме играл, будучи уже на 5-м курсе. Мы с Авангардом Николаевичем играли двух царей: он — Павла, а я — его сына, Александра Павловича. И эта работа для меня была своего рода экзаменом. Мне Авангард Николаевич постоянно делал замечания: «Саша, не так! Прочитай Мережковского. Саша, ты прочитал Мережковского? Что ты вынес из прочитанного?» И за такую вот опеку и наставления я очень благодарен своему учителю. Если говорить о самом фильме, то он получился красивый, костюмированный. Там была сложная компьютерная графика. Представляете, мы снимали в Москве, в Нескучном саду, а благодаря компьютеру выходило, что мы где-то на Неве сцену играем. Знаете, я на озвучивании очень удивился. Помню, что эту сцену мы где-то возле речки снимали, а на экране, оказывается, у меня за спиной настоящая каравелла плавает!

– Александр, для украинского зрителя Вы стали широко известны после выхода на экраны фильма «Две судьбы». Этот фильм можно назвать отправной точке в Вашей кинокарьере?

– Нет, «Две судьбы» — фильм хороший, но не его я считаю своей отправной точкой в кинематографе. Таким фильмом для меня стал широкоизвестный «В августе 44-го». Именно на съемках этого фильма я решил, что это моя профессия.

– Если не секрет, как Вам, тогда еще студенту второго курса, удалось попасть в столь серьезный фильм?

– — Не знаю, честно говоря. Было так: пришло письмо из Госкино в общежитие, где я тогда жил. Я пошел в Госкино, а там меня в фильм взяли без проб! Сразу же на съемочную площадку — и вот так я вошел в процесс съемок.

– Удивительная история!

– Да, удивительная. Не иначе как Женя Миронов к этому руку приложил. Я так думаю. Ведь он был частым гостем у нас на курсе и имел представление, кто что из себя представляет. Ведь Леонтьев — и его педагог тоже.

– — Роль Юсупова в сериале «Две судьбы» предложили, когда Вы учились на четвертом курсе. Не сложно было играть человека, намного старше себя, прошедшего афганский плен?

– Сложно. Тем более что это была моя первая главная роль в кино. Может, это и смешно прозвучит, но уже в то время у меня были свои взгляды на жизнь, моменты, которые я хотел воплотить в кино. В чем-то я подражал. Роль получилась во многом благодаря режиссеру, оператору. Ведь я тогда был студентом, и даже координация на съемочной площадке у меня не развита была. Ну а что касается самой роли, то сыграть человека, побывавшего в плену в Афгане, было со старта сложно. Но так получилось, что, еще живя в Екатеринбурге, я общался с людьми, которые прошли войну в Афганистане. В общем, информацию я имел плюс подготовка. Хотя я не думаю, что я так там сыграл, что — ах! Нормально. Но я думаю, что в этой роли я не перепрыгнул даже свою какую-то планку.

– Александр, судя по ролям, Вам больше выпало в кино военных играть.

– Да. И это учитывая, что в армии я не служил. Думаю, что для того, чтобы достоверно сыграть образ военного человека, не обязательно служить в армии. Знаете, есть такая притча, как два актера сидят, и один другому жалуется: «Ну не получается! Не могу я это прожить, не могу...» А другой ему в ответ: «А ты играть не пробовал?»

– Вашими партнерами в кино было много именитых актеров. С кем завязались дружеские отношения?

– А я со всеми был и остаюсь в хороших отношениях. Евгений Миронов, например, для меня много сделал для понимания сути профессии. Общение с Ириной Купченко, с которой мы пересеклись в сериале «Херувим», где она играла мою маму, также много полезного мне дало. Серебряков Леша — профессионал до мозга костей. Леонтьев Авангард Николаевич, конечно же. Да много мне хороших артистов и серьезных профессионалов встречалось, всех и не перечислишь!

– Александр, то, что Вы достаточно рано начали сниматься, не стало причиной зависти товарищей по студенческой скамье?

– Нет. Наверное, потому что об этом совсем не думаю. Когда я начал сниматься, однокурсники мне сказали, что считали — буду зазнаваться. По-моему, такое понятие как «звездная болезнь» придумано для неумных людей. Нужно к этому правильно относиться.

– У Вас, я поняла, такая вакцина против «звездной болезни» уже выработана?

– Конечно. Звездная болезнь — это что? «Дайте автограф»? Да нате! Как и фотографирование — это часть профессии. Кстати, есть люди, к которым я сам с удовольствием подошел бы и попросил автограф. И если бы мне сказали в ответ что-то неприятное, я бы обиделся. Так что я, когда ко мне подходят с такими просьбами, всегда ставлю себя на место этих людей.

– А после выхода на экраны какого фильма у вас стали автографы брать?

– Первый автограф у меня взяли уже на премьере фильма «В августе 44-го». А вообще на улице хоть и узнают часто, но вижу, некоторые стесняются подойти. Иду, бывает, и слышу за спиной, что меня узнали.

– А на родине, в Екатеринбурге, Вы, наверное, уже в статусе национального героя?

– Да я там не был уже года четыре. Родители мои, после того как я окончил вуз, перебрались ко мне, в Москву. Опережая традиционный вопрос про личную жизнь, скажу, что жениться пока еще не успел.

– Ну тогда продолжим разговор на творческую тему. Вы ведь, кроме работы в кино, еще и в театре играете?

– Да. Я играю в спектакле «Идеальный муж» и в «Анне Карениной» в «Табакерке» Олега Табакова. Больше пока похвастаться нечем — времени нет серьезно играть на сцене.

– А что в планах у молодого актера Александра Ефимова?

– Про будущее, вообще, не говорят. Пока я востребован, а вот что будет завтра — неизвестно. Кино — ведь это так, сиюминутно..

– Тогда скажите, о какой роли мечтаете.

– Бывает, смотрю по телевизору кино и нахожу для себя парочку ролей, которые с удовольствием сыграл бы. Я такой, знаете, всеядный. У меня нет мечты сыграть Гамлета. Ведь материал мировой литературы такой огромный — копи просто гигантские! В любом фильме я нахожу роль, которая бы была мне интересна. Я еще не пресыщенный ролями актер.

– Александр, несмотря на молодость, Вам довелось уже засветиться и в фильмах, и в сериалах. Где предпочтительнее для Вас играть?

– Конечно, я максималист, и хотел бы сниматься больше в кино. Пока таких ролей у меня немного.

– В сериале «Херувим» Вам пришлось сыграть два совершенно полярных образа. Каких героев — отрицательных или положительных — актеру Ефимову играть интереснее?

– Мне нравится играть, когда не скучно. Привлекают образы людей с неординарными характерами, чтобы герой чем-то выделялся из толпы. Тогда ярко проявляются черты характера. Я бы хотел пойти дальше от себя — и чем дальше, тем лучше. Хочется играть какие-то характерные роли, комедийные. Хотя комедия у меня и была, но так, на уровне эксперимента.

– Александр, как вы относитесь к утверждению, что на судьбу актера оказывают влияние образы и характеры героев, которых довелось сыграть?

– Да никак. Я серьезно об этом никогда не задумывался, потому что просто играю. Ведь это игра!

– Играя людей старше себя и во время каких-то переломных моментов в судьбе, Вы набираетесь жизненного опыта?

– Жизненного? Вряд ли. Скорее, я приобретаю сценический опыт. Здесь должен работать обратный механизм: жизненный опыт — на сцену. Чем опытнее артист, тем гуще его образ. В этом же случае, что ты накопил за свою жизнь, то ты и тащишь на сцену.

Автор: Виктория Горбатко © Наше время плюс