Интервью Александра Ефимова Экспресс-газете

Интервью Александра Ефимова Экспресс-газете
- Сейчас сериал отснят наполовину. ВЫ уже знаете, что будет с вашим героем в финальной сцене?

- Приблизительно. Сценарий очень изменился, и от исторических подробностей мы весьма отдалились. Сейчас акцент больше на чувствах героев. Мне нравится. Особенно линия с Ольгой, ее не было в начале.

- Трудно понять позицию вашего героя по отношению к жене Елизавете. Что им движет?

- Ну… он такой человек… свободный. Александр считает, что , если жена любит или хотя бы допускает малюсенькую мысль о чувствах к другому мужчине , она должна быть с тем человеком. Эта позиция схожа с моей: я тоже думаю, что в подобной ситуации нужно отрезать без колебаний. Кстати, история с Чарторыйским – реальная. Он действительно переписывался с Елизаветой , только в жизни поляк вернулся в Россию через 15 лет, а у нас через 3 года. И еще, как мне разъяснили наши режиссеры, Александр не смог простить супруге того, что она лояльно отнеслась к его предательству по отношению к отцу. Начала рассуждать о царствовании , короновании, не остановила его.

- Историки уверяют, что Александр I был во главе заговора против Павла I. Вы играете именно такой персонаж?

- Нет. Мой герой – очень преданный сын, но, как хитрый политик, он допускает заговор после того, как ему поклялись, что с головы отца не упадет ни один волос.

- Павла I играет ваш учитель по мхатовской школе-студии Авангард Леонтьев. На съемках не возникало ощущение, что вы на экзамене?

- Мы понимали друг друга с полувзгляда. Конечно, он следил за мной, иногда делал замечания. Даже переставлял камеру, чтобы «его ученика снимали в правильном ракурсе».

- Когда вы получаете сценарий?

- По-разному. Бывает, прямо в кадре. Сценарист сидит здесь на площадке и постоянно что-то переписывает.

- Много приходится учить текста? Сколько сцен вы за день снимаете?

- Сегодня семь. Очень сложных, напряженных. После первых пяти я думал – с ума сойду. Огромные пачки текста, длинные монологи, другой , стилизированный язык. Нахожусь здесь с 7.30 утра и освобожусь, дай Бог, часам к 11-ти ночи.

- Меня впечатлила ваша фильмография. Когда успели столько сыграть?

- Действительно.. Мне 25 лет, и за плечами столько же фильмов и сериалов. От эпизодов дошел до главных ролей.

- Расскажите о фильме « Зеркальные войны». Не страшно было играть с такими мэтрами, как Арманд Ассанте, Малькольм Макдауэлл и Рутгер Хауэр?

- Знаете, меня убило, когда на премьере мою фамилию поставили перед Макдауэллом. Жутко неудобно. Спрашиваете, как меня занесло в такую компанию? Я говорю по-английски (это уже полдела), кто-то меня посоветовал, и постепенно… топ-топ. Но съемки на год отложились, я уже мысленно попрощался с этим. И вдруг звонок : «Давай, друган, подбираем костюмы. И скинь несколько килограммов». Я в то время как раз набрал вес – по просьбе другого режиссера. Для меня худеть не проблема. Нужно просто поменять рацион.

- Пивко исключить?

- Вообще не пью. Разве что изредка – бокал красного вина. И не курю, хотя иногда балуюсь сигарами за компанию.

- А вы познакомились с именитыми партнерами? Статус мировой звезды как-то сказывался на их поведении?

- Сначала мне было…странно. Я, простой уралмашевский паренек, и Хауэр , фильмы которого я смотрел еще в ту пору, когда владелец видеомагнитофона казался богачом. И вот он, суперзвезда, сидит себе рядом, котлету дожевывает. Было непонятно, как общаться с этими звездами , о чем говорить. Вдруг за общим столом подсаживается ко мне Макдауэлл , знакомится. Сидим, беседуем, и все как-то сгладилось.Стало спокойно, будто мы соседи по Беверли-Хиллз. Я даже оборзел пригласить его в спектакль, на что тот ответил: « Да чего я там буду играть?!». Вот так все просто. Только не подумайте, что я выделываюсь, типа «видали мы этих звезд…».

- Я бы погналась автографы у них брать.

- Мне тоже хотелось. Но потом я подумал: «Что может быть круче, чем просто пообщаться и автограф не брать!» И не взял…черт побери! Впрочем , шанс еще есть – продюсер мне сказал, что у картины будет продолжение.

- В «Адъютантах любви» у вас шикарная роль, но ,когда вы находитесь на площадке сутками всю неделю, не возникает мысль о «галерах»?

А.Е. Возникает чудовищная усталость. И все-таки как раз сегодня, когда у меня очень тяжелый день, я подумал : «Как хорошо, что я занимаюсь этой профессией».Единственное, что могло бы составить конкуренцию актерству – спорт.

- И какой у вас характер?

- Очень эмоциональный. Я рубака и , если взорвусь (особенно когда сталкиваюсь с несправедливостью, хамством), могу шашку достать и пойти мебель крушить.

- Надеюсь, шашка- это метафора. Что вы действительно делаете на пике гнева?

- Громко кричу, ругаюсь. Могу лицо набить. И…Слушайте , куда-то нас не туда занесло. Давайте уберем весь этот абзац – зачем зрителям все это знать? (Извините , Александр. Не уберу. Мне, как зрителю это показалось интересным. – А.Ч.)

- Кстати, о поклонниках: вы знаете, что вам посвящен интернет-сайт?

- Знаю. Иногда отвечаю там на вопросы. Если они интересные, а не постельно-пипочные.

- Я прочитала вашу биографию – как получилось, что из профессионального хоккеиста вы переквалифицировались в актера?

- Я играл в хоккей с шести лет, плавал(меня даже звали в школу олимпийского резерва).Занимался в свердловской детско-юношеской спортивной школе, которую в свое время оканчивали Павел Дацюк(до недавнего времени игрок «Детройта»), вратарь сборной Николай Хабибулин, Алексей Яшин. Ну а потом развалился Союз , спортивные школы стали никому не нужны.

- Но почему актерство?

- Его Величество случай. Меня выгнали из школы в десятом классе. За поведение. Я был весельчак, постоянно искал приключений на свою задницу и попадался. 11-ый класс я уже доучивался в театральной школе. Впрочем, это во мне сидело, да и мама всячески приветствовала, так как сама работала в Союзе кинематографистов Урала. Благодаря ей я варился в творческой атмосфере. Но когда приехал в Москву – помочь было неому. Все сам.

- С каждой новой ролью ваша популярность растет. Вы готовы к оборотной стороне славы: сплетням, преследованиям прессы и фанатов? Что вы сделаете в ответ на клевету в газете?

- Если написана совсем какая-то мерзость , особенно с привлечением близких мне людей, я постараюсь найти этого журналиста. Не советую касаться каких-то моих кровных дел и бить по больному.

Александр вдруг вспомнил , что у него по плану озвучка, и небрежно достал мобильник из ботфорта.

- Ой!18 звонков!! Пора бежать, меня потеряли!

- Мобила в сапоге?! Ваше величество, вы полны сюрпризов! Кстати одежда XIX века удобна в носке?

- Одежда дурацкая, но очень работает на образ. Сама выпрямляет, заставляет держать осанку. Самая неудобная деталь – чулки, постоянно скатываются. И аксельбанты, которые все время цепляются – не только за симпатичных дам (что неплохо) , но и за сердитых режиссеров.

Анна Черняева.
ЭКСПРЕСС-ГАЗЕТА