Александр Ефимов: «Я, наверное, из тех актеров, кто серьезно выглядит на экране!»

Александр Ефимов: «Я, наверное, из тех актеров, кто серьезно выглядит на экране!»
- Саша, я знаю, что эти вопросы задавали Вам уже не раз, но все же, для нашей читательской аудитории, расскажите в паре слов Вашу биографию: как Вы решили стать актером, приехали поступать, как все для Вас складывалось в самом начале.

- Вы знаете, я как раз вчера отвечал на вопросы на сайте, который имеет ко мне отношение. Отвечал с ошибками и даже хотел извиниться и написать, что это издержки того, что я в школе не доучился. Школьником я мог называться только до пятого класса, а потом это все стало для меня очень условно, поскольку я начал достаточно серьезно заниматься спортом. Я еще застал время, когда все гордились спортивными достижениями, в Советском Союзе спорт был на подъеме: все чем-то увлекались, кто хоккеем, кто плаванием, кто и тем, и тем.

Я так еще и легкой атлетикой успел позаниматься, но более серьезно продолжать не стал, хотя и делал большие успехи. И все "юные спортсмены" в школе занимались ничегонеделанием. Помню, тренер по легкой атлетике ходил за мной по школе, чтобы уговорить заниматься серьезно (смеется). Точнее, ходил по школам, я сменил их четыре штуки из-за своего поведения (улыбается). А когда Советский Союз прекратил свое существование, спорт стал никому не важен и не нужен. И это направление для меня закрылась, я понял, что спортом заниматься больше не смогу, хотя ошибся, надо было продолжать! А со школой настолько уже был пропущен момент, что не стоило и пытаться.

- А как Вы попали в актерскую профессию?

- В эту профессию я попал очень случайно! Если можно так сказать (смеется). Был такой момент, что, когда меня выгнали из очередной школы, у меня не осталось выбора куда идти, поскольку все остальные школы в округе уже были обо мне наслышаны и не хотели со мной связываться. Честно говоря, не могу понять, неужели я был таким монстром? (улыбается). И вот тут мне очень помогла мама. В киногруппе Владимира Хотиненко, которая свои корни ведет из города Свердловска, ныне Екатеринбурга, нашлись добрые люди и оказали маме услугу, взяв меня в театральный класс при обычной школе. И вот так некоторым образом поучаствовали в моей судьбе! И тот момент оказался решающим для меня, я очень благодарен им за этот шанс. В том самом театральном классе собирали таких вот милых раздолбаев как я, которые вроде бы не буянили, не пили, не курили, а просто так своеобразно наслаждались жизнью (улыбается) Я очень хорошо туда вписался!

- После окончания школы Вы сразу решили, куда будете поступать?

- Когда мы доучились до того времени, когда надо решать, куда поступать, мнения разделились. Кто-то хотел ехать в свердловский ВУЗ поступать (городу Свердловск возвращено историческое название Екатеринбург - прим. автора), там есть очень хорошее училище, кто-то хотел в Ленинград (Санкт-Петербург - прим. автора). И я бы туда уехал, но так сложились обстоятельства, что большинство отказалось от идеи ехать в Питер и мы поехали в Москву, поступать в театральные ВУЗы. Часть учеников нашего класса сразу решили, что никуда не поедут и выберут другую профессию, еще про кого-то уже здесь, в Москве, стало понятно, что актерских перспектив у них нет. А я пошел поступать и поступил! Меня срезали в одном-единственном ВУЗе, сразу четко и прямо показали, что я там учиться не буду, хотя я до сих пор не знаю, почему! Это Щепкинское училище, меня там с прослушивания сразу обрезали: " Дескать, надо же понимать, куда ты пришел, где ты, а где мы!" (смеется)

- И какой ВУЗ Вы в результате выбрали и почему?

- Я выбирал между Щукинским училищем и Школой-студией МХАТ. Но, когда я уже практически потупил в Щукинское училище, я побывал в здании Школы-студии МХАТ и решил, что учиться я должен именно здесь! Там такая атмосфера была… я уж не знаю, чем меня это все так подкупило! (улыбается). Пошел сдавать вступительные экзамены и меня срезали со второго или третьего тура. Но я все равно ходил, искал Авангарда Леонтьева, Олега Табакова, просил, доказывал, что я не бездарь, что это недоразумение, что я хочу учиться только здесь! Я себе сейчас позволил такое отступление, потому что если кто-то это прочтет и будет, не дай Бог, срезан из института, может, это даст лишний стимул найти другой выход из ситуации? И мне дали еще один шанс. Леонтьев, выходя из школы-студии, выбрал четырех человек, завел нас в аудиторию, мы заново прочли свою программу. И он сказал, что да, это, пожалуй, недоразумение, что мы не прошли и велел нам приходить сразу на конкурс. И всё получилось! Я очень благодарен случаю, потому что именно таким образом я попал в этот класс, к замечательным людям, которые мной занимались. И, условно, я даже благодарен той директрисе, которая меня выгнала из школы №95 и я был вынужден пойти другим путем!. И, в итоге, все так хорошо сложилось!

- Я знаю, что уже на втором курсе Вы снимались в кино (фильм "В августе 44-го" - прим. автора). Как Вы попали на картину?

- Надо сказать, что я к тому времени был одной из "темных лошадок" на курсе, нераскрывшимся еще студентом. И, очевидно, Леонтьев, разрешив мне съемки, таким образом дал мне лишний стимул для раскрытия, это была такая педагогическая мера с его стороны. И он дал мне задание подготовить несколько отрывков к возвращению. Я уехал, снимался две недели, вернулся абсолютно больной, потребовалось время, чтобы восстановиться. Когда выздоровел и пришел на занятия, то должен был показать эти самые отрывки, а весь курс свои отрывки уже показал во время моей болезни. Но, чтобы я не отвертелся, устроили еще один перепоказ! А у нас не любили это дело и меня обвинили во всех смертных грехах! Так что перед курсом я был практически Иудой (смеется). А, если серьезно, для меня эти съемки стали серьезной школой, все случилось очень вовремя и для меня оказалось очень полезно. Я понял, что это действительно моя профессия, я ее не отдам никому так просто, без боя (улыбается). Мне очень понравилось сниматься в кино, и после этого я первый раз хорошо показался на курсе. Потому что у меня какая-то такая внутренняя свобода появилась! Ой, я не помню, какой был вопрос! (смеется)

- Вопрос был: как Вы оказались на проекте?

- А я вот до сих пор не знаю! В школе-студии МХАТ ведь Евгений Миронов учился (играет главную роль в фильме "В августе 44-го" - прим. автора), возможно, с ним посовещались, кого взять. Я не знаю до сих пор! Мое внутреннее расследование "замазало" в этом деле Миронова (улыбается).

- А на первую Вашу главную роль как попали?

- Как обычно это происходит. Я не думаю, что была какая-то связь с "Августом 44-го", который, кстати, вышел уже тогда, когда у меня вовсю шли съемки в сериале "Две судьбы". Так что как-то по-другому я туда попал…(улыбается) Главная благодарность Краснопольскому и Ускову, потому что именно они во мне что-то увидели и оценили.

- Вы в армии не служили?

- Нет, а надо? (улыбается)

- Я к тому, что Вам частенько достаются роли военных, причем разных родов войск. Как Вы готовитесь к этим ролям, если у Вас лично не было такого жизненного опыта?

- Ну, если бы я сыграл гениально, то можно было бы сказать: "Вот знаете, я готовился…" Я и императором, между прочим, никогда не был, если только в прошлой жизни! (смеется) Знаете, я из непростых мест приехал. Я рос на "Уралмаше", а там только определенная жесткость в человеке давала ему шансы выжить в тех условиях, соответствовать, не быть белой вороной. Хотя при этом мы оставались вполне нормальными людьми, любили животных, но друг к другу относились почему-то с определенной жесткостью, такое было время. А зрителей, обывателей, армия - это в первую очередь, некая жесткость, правда же? И она во мне есть, даже, может быть, больше чем нужно. Потом, некоторые говорят (улыбается, изображает), что у меня волевое лицо - это из спорта, я думаю. И у меня отец военный, вот и вся моя подготовка! (смеется) Отец военный, рядом с домом была воинская часть, у моих одноклассников родители были военными - все это для меня совсем не чуждо. Я очень люблю эту тему, она мне близка, я даже хотел в детстве быть пилотом, либо военным, либо гражданским!

- Саша, а в каких картинах Вам интереснее работать - в исторических или тех, где действие происходит в наши дни?

- Исторические картины мне очень интересны, очень! Каждая следующая картина открывает для меня что-то новое и, независимо от эмоционального фона, заставляет задумываться, серьезней относиться к пробам. Мне это очень важно. Меня еще очень устраивает то, что эпоха накладывает определенные обязательства на всех создателей фильма, в том числе и на продюсеров. То есть исторический проект хорош тем, что на костюмы будут затрачены определенные деньги, на грим и так далее. На весь проект в целом будет затрачена приличная сумма и, как правило, это означает, что проект, скорее всего, не пройдет даром ни для продюсеров, ни для зрителей. Современные проекты тоже очень интересны, но только если они интересны сами по себе. Сложно сказать в целом, надо рассматривать каждый проект отдельно. Признаюсь, иногда я снимался только из-за денег, не скажу где! Потому что, для того, чтобы остаться в Москве, а не поехать обратно в город Екатеринбург, нужно что-то делать.

- При подготовке к роли императора Александра Первого Вы что-то читали на эту тему, смотрели фильмы?

- Я считаю, что если смотришь, то надо смотреть только хорошее, тогда даже если что-то и скопируешь или тебя обвинят в плагиате, то не с самыми худшими последствиями! (улыбается) Я знал, что буду сниматься с Авангардом Леонтьевым, он играл моего отца, императора Павла Первого. И это именно он снабдил меня всякими книжками по теме, взяв с меня клятвенное обещание, что я прочитаю и посмотрю все, что он мне посоветовал. Да, я смотрел хорошие, на мой взгляд, исторические фильмы. Но, знаете, главным было то, что, если можно так нескромно выразиться, я в себе не сомневался. Я точно знал, что мне обязательно нужно будет с манерами разобраться, научиться этикету. Мне, как "уралмашевскому" пареньку, было с этим сложно! Это и стало для меня главной задачей, потому что я был уверен, что все остальное я нащупаю, найду, что-то дадут книги, что-то - кино. А вот сесть на фалды фрака в кадре можно легко и люди, которые кое-что в этом понимают, сразу это заметят! Так что манеры были основополагающим моментом моей подготовки.

- И всё?

- Нет, конечно! Поскольку я, естественно, не застал ни самого Александра, ни императоров вообще, мне нужно было найти какую-то фигуру, с которой можно было немножко брать пример. Мне очень нравится наш президент Путин, и я взял его за основу, старался привнести все, что смогу, от него. Знаете, я очень внимательно слушаю, когда он выступает, даже сейчас, уже сыграв Александра! Мне очень нравится его манера выступлений: ни отрезать, ни прибавить! Это ж надо сказать так… отлично! Нас, по-моему, с его появлением уважать стали за пределами нашей родины и мне это очень приятно. Я не уверен, что получилось похоже (смеется), но очень хотелось!

- А во время съемок в сериале "Моя Пречистенка" интересовались историей той эпохи? Если я не ошибаюсь, это конец 19 - начало 20 вв.

- Конечно, мы все, вся группа, интересовались! И правду о тех персонажах, которых мы играли, мы стали узнавать только сейчас. До этого были просто белые офицеры, во многом утрированный образ людей, проигравших Гражданскую войну, потерявших свою страну и, при первом же удобном случае, уехавших за границу. А вот все другие стороны их жизни, мы начали узнавать совсем недавно! И узнаем потрясающие вещи! Нас же воспитывали на "Неуловимых мстителях", там везде несколько комичный образ белого офицера. А оказалось, что это люди, пережившие ужасную трагедию. Вы знаете, я однажды даже расплакался дома, когда мне пришло понимание, насколько это было ужасно - Гражданская война. Естественно, это было раньше, еще до того, как я играл офицера и вспомнил свою суровую сущность (улыбается). Когда я понял, насколько это трагичные события, когда брат стрелял в брата, когда эти люди, элита страны, были вынуждены уехать, когда большую часть оставшихся просто убили, расстреляли. Насколько они любили свою родину…Но все-таки уехали и кто-то до конца своих дней так и не увидел клочка родной земли… Вот, знаете, я расплакался, когда это осознал. На этом, собственно, мы и строили наших персонажей. Они как раз были по эту сторону баррикад, люди честные были. Я понимаю, в реальности все было очень сложно, все люди разные… Но мы играли благородных людей.

- Саша, у Вас есть любимая роль?

- Знаете, за исключением тех картин, о которых я сейчас говорить не буду, я в них участвовал из-за денег, все остальные свои роли я так или иначе люблю. А еще люблю те, которые не сыграл (улыбается). Это, наверное, такое актерское счастье, удача, что каждая моя роль вспоминается мною с улыбкой. И всегда, когда я что-то делал, снимался где-то, всегда находилась хорошая компания, с которой мы смеялись, находили положительные моменты. Поэтому я все свои роли очень люблю.

- Вы смотрите фильмы со своим участием?

- Если только случайно!

- А если случайно видите, то смотрите как зритель или ищете ошибки, недостатки?

- Я не могу спокойно смотреть, как зритель! Конечно, вижу свои недостатки - по сто на каждый квадратный сантиметр! (улыбается) Хватаюсь за голову и ухожу куда-нибудь (смеется). Для меня это мука… я уже все равно никогда не стану просто зрителем. Даст Бог, сыграю когда-нибудь что-нибудь такое, что заставило бы меня посмотреть фильм со своим участием до конца. Надеюсь, это еще в будущем!

- Над чем Вы сейчас работаете?

- Сейчас я работаю над сериалом "Адмирал Колчак". "Адмирал Колчак" выйдет и в кинотеатрах как полный метр, и как телевизионный фильм, по-моему, из десяти серий. Там все с размахом (улыбается), но, возможно, все еще изменится. Правда, я не над самим адмиралом работаю, а над начальником его личной конвоя (улыбается). Одинцов - это реальный персонаж, который пытался спасти Колчака, сопровождал его до последнего момента. Да, это опять гражданская война, опять военный персонаж, но это не самая плохая тема, очень благодатная, если говорить циничным языком. Мне кажется, у нас в стране сейчас период безвременья: красные уже ушли, а белые еще толком не пришли! Сейчас как во времена батьки Махно… Время это, слава Богу, уже проходит, заканчивается, и, чтобы ознаменовать приход белого периода, в кавычках и буквально, нужно снимать такие вот фильмы о национальной идее. У нас богатая история, просто золотая! Как наши люди сумели против почти всего света противостоять? Столько загадок, остается только гордиться тем, что это наши соотечественники. Я думаю, что надо любом случае освещать нашу историю, давать людям знания о том, что было скрыто раньше. Сейчас же 16-17-летние ребята не все знают, что такой был Колчак вообще! Безусловно, нужно показывать людям страницы из истории их собственной страны, если по каким-то причинам они не узнали этого из соответствующих учебников.

- Я знаю, что Вы любите смотреть кино. А в театре часто бываете?

- Нет. Как правило, это происходит, когда уже не получается отвертеться от приглашения друзей. Или нужно сводить кого-то из своих знакомых. Но я, скажем так, не театрал. Если я работаю в театре, то, конечно, отдаю все, что могу, хорошо или плохо это получается, я для себя ничего не оставляю, пытаюсь сделать все. Но в целом… меня очень часто разочаровывают театральные работы. Я вообще максималист! Например, при выборе между картиной и фотографией я выберу фотографию, потому что это реально было. И из кино и театра я выбираю кино, потому что оно более реально. Иллюзия театра с переносом во времени, с его антуражем, меня несколько не устраивает, хотя есть и замечательные работы. И еще главное - не люблю смотреть работы без внутреннего юмора. Когда режиссер или актер абсолютно серьезно к себе относится, если он всерьез верит в то, что он идеален в данный момент, мне грустно. Я еще со времен студенчества очень люблю спектакли Табакерки, особенно, те, что из времен моей юности. Это замечательные работы, с юмором к самому себе, с иронией.

- Но Вы все же работаете в театре.

- Как и почти все выпускники театральных ВУЗов! При этом я все равно большой прагматик… Раньше, когда я учился в школе, я туда шел просто побалдеть. А в институте резко поменял свои взгляды, может, поэтому и не раскрылся сразу. Я в какой-то момент стал очень серьезно относиться к процессу обучения, математически все просчитывать, и у меня пропала элементарная органика. Так вот, возвращаясь к вопросу: как прагматик я понимал, что, чтобы расти творчески, нужно обязательно работать в театре. Вот только с этой точки зрения в театр и пошел. Я мог оказаться во МХТ, потому что студентом участвовал там в двух спектаклях с однокурсниками. Но мы как-то легкомысленно к этому отнеслись и сами сделали так, что перестали в них участвовать. Зря, кстати, это был наш просчет. Роли были несерьезные, типа "кушать подано", а мы, как все на 4 курсе, высокомерно к этим вещам отнеслись, по-юношески. После выпуска меня приглашали показаться в несколько театров, в которых мне не очень хотелось работать. И, вдруг, режиссер Андрей Житинкин, тогда главный режиссер театра на Малой Бронной, позвал меня к себе. Я пошел, благополучно получил свои первые роли, дорос до главной роли Вронского в "Анне Карениной" и, вместе с уходом Житинкина из театра, тоже ушел оттуда, играл спектакль в "Табакерке". А сейчас играю только разовые спектакли, антрепризу "Анна Каренина", которая родилась еще на Малой Бронной. Но я с удовольствием пошел бы в какой-нибудь добротный театр, но, поскольку для меня кино - это всегда номер один, это сложно. Я, наверное, никогда не стану театральным актером до конца, если бы не какое-нибудь немыслимое стечение обстоятельств - скажем, МХТ, главная роль! Хотя, вы знаете, может быть, мы с вами лет через 10 встретимся, и все окажется как раз наоборот! (улыбается)

- Если бы у вас была возможность вернуться лет на 15 назад, вы бы что-то изменили в своей жизни или оставили все как есть?

- Наверное, я не бросил бы спорт. Я и плаванием занимался, меня звали в школу Олимпийского резерва, и в хоккее у меня были хорошие успехи, как-то успевал все это совмещать, был талант, наверное. Но не было усердия, мне все давалось легко и меня это избаловало. Возможно, я не уловил тот момент, когда надо было четко решить, остаюсь я в спорте или ухожу. А я на тормозах спустил, время ушло, оглянулся - а всё, уже поздно. Хотя, в целом, оставил бы всё, что со мной произошло, как есть. Наверное, все складывается неплохо? (улыбается) Я не могу сказать, что до конца удовлетворен, потому что я мог сыграть и там, и там, и вот там, а не сыграл.

- А Вы не думали о том, что, возможно, в будущем захотите попробовать себя в роли режиссера? Или, скажем, продюсера?

- Режиссер - это точно нет. Продюсер - может быть, может быть (задумывается). Но я должен сказать, я пытался уже заниматься продюсерской деятельностью, но понял одну важную вещь - если заниматься этим серьезно, то нужно выбирать что-то одно - или актерская профессия, или продюсерская деятельность. И понял, что мне нужно немножко подождать, чтобы я мог сделать этот выбор. Думаю, я этим со временем займусь, не исключаю такой возможности.

- Саш, Вы довольны своими достижениями на данный момент?

- Нет, я еще ничего не сделал. По большому счету, я еще вообще ничего не сделал. Я, наверное, страдаю "эффектом отложенной жизни", есть такое понятие в психологии. Вот у меня симптомы - я живу тем, что еще только должно случиться. Поэтому… лет через 10! Я вам скажу.

- Есть роли в кино или театре, о которых Вы мечтаете?

- Сложный вопрос. Очень много интересных ролей, особенно это замечаешь, когда смотришь уже готовый фильм. Скажу честно, я не очень хорошо разбираюсь в сценариях: очень хороший, хороший он или плохой, и как его надо сделать. А вот уже после просмотра кино, я думаю: "Елки зеленые, вот здесь бы сняться!" (смеется) И таких фильмов масса, миллионы! Я очень жаден до работы и, если бы давали, я бы очень много переиграл ролей, что в нашем кино, что в заграничном.

- Вы играете в основном серьезных персонажей. А не хотелось бы попробовать себя в комедийной роли?

- С удовольствием, да! Но я, наверное, из тех актеров, кто серьезно выглядит на экране (смеется) Мне не позволяют играть с юмором серьезные роли. Хотя бывают моменты, когда я могу добавить несколько смешных моментов. Признаться, я получаю от этого удовольствие, но большую комедийную роль мне пока не доверяют. Я, скажем так, немного вообще сыграл! Несмотря на то, что в фильмографии у меня около 20 ролей, больших же мало, половина только. Но я смею надеяться, что все еще впереди (улыбается).

- А Вы поете?

- Пою. Спеть? (смеется)

- Я хотела спросить, не хотите ли Вы поучаствовать в мюзикле?

- Вы знаете, нет. Я не готов петь во всеуслышание. Насчет пения и танцев - для меня эта тема зак-ры-та! Я же абсолютный хоккеист, честно, ну как я буду танцевать? В кино я могу, если по роли нужно, но там же есть дубли, монтаж, то есть всегда можно что-то исправить. А так, чтобы выйти на середину сцены… нееет!

- Саш, а на что Вы готовы пойти ради роли? Похудеть, поправиться, побриться наголо, прыгнуть с парашютом?

- На многое (улыбается). Похудеть-поправиться - это я делал регулярно, пока не решил, что худеть мне лень (смеется). А если серьезно, для меня это даже приятная часть моей профессии - есть возможность попробовать что-то такое, что я вряд ли сделал бы в обычной жизни, чему-то новому научиться.

- Есть ли такой режиссер, с которым Вы бы хотели встретится на съемочной площадке?

- Михалков. Позовет и пойду. Потому что он для меня гений… правда, гений! А из зарубежных, наверное, Коппола. И есть еще такой режиссер Тэрренс Мэлик (Terrence Malick), он снял фильм "Тонкая красная линия". Я раз двадцать его смотрел и каждый раз открывал для себя что-то новое, думал, как же я не видел этого раньше? Но я смотрел и другие его работы, и честно говоря, они совсем меня не впечатлили. Кто еще? Спилберг, Скорсезе, де Пальма, Ридли Скотт - в общем, большой список (смеется).

- У Вас есть любимые фильмы?

- Их тоже масса! Опять же и наше, и заграничное. Большая часть фильмов Михалкова, 90 процентов, мне очень нравятся его работы, он гениальный человек. Вы знаете, когда приходит время отвечать на вопросы, я всегда забываю, какие фильмы я бы хотел перечислить (улыбается). Из заграничных картин очень люблю итальянские - с молодым Мастроянни, Софии Лорен. Я вообще считаю Италию гениальной страной в области искусства, гениальной! Вспомнить только Леонардо да Винчи… Не очень люблю французское кино, не совсем понимаю. Немцы, по-моему, кино снимать не умеют вообще, шведы очень сложно снимают. Я не люблю кино "не для всех". Я все-таки считаю, что ирония к самому себе должна оставаться, а они очень уж серьезно к этому подходят. Ну и американские фильмы нравятся, почти каждый второй.

- Как Вы отдыхаете, когда есть такая возможность? По Вашим словам я поняла, что Вы влюблены в Италию?

- Да… (мечтательно) Но очень смешно - я там не был! Я понимаю, что если я туда приеду, я, пожалуй, там останусь! (улыбается) Знаете, мне один раз не дали визу, друзья приглашали в Неаполь, а у меня не было московской прописки и не получилось. Рим хочу весь пешком исходить… И другой отдых - это просто валяться на песочке, купаться. Я был лет пять назад в Шарм-эль-Шейхе, вот там можно валяться! В самом городе смотреть нечего кроме моря - море там потрясающее! Я заныривал туда часов в 11 утра и вылезал к 6 вечера, к ужину. И, когда выходил, меня побалтывало (смеется). В общем, у меня два вида отдыха - активный и полежать (смеется).

- Саша, спасибо Вам огромное за интервью! Напоследок пожелайте, пожалуйста, что-нибудь Вашим поклонникам.

- Я хочу сказать, что нужно с терпением относиться к неудачным работам. Смотрите хорошее кино. Смотрите плохое кино, чтобы понять, что одно хорошее, а другое плохое. Здоровья, любви и удачи!

Автор: Марина Троянова