Александр Ефимов "У меня есть ген шкоды"

Александр Ефимов "У меня есть ген шкоды"
Простой уральский парень Саша Ефимов, отправившись покорять столицу, почти наверняка знал, что скоро придется возвращаться домой. Но… поступил во все имеющиеся театральные вузы и в 19 лет умудрился засветиться на телеэкране – и не где-нибудь, а «В августе 44-го».

Потом, учась на 4-м курсе школы-студии МХАТ, прославился как красавчик Миша Юсупов из сериала «Две судьбы». Нынче же Саша снимается в военном детективе «Смерть шпионам!» (продакшн-компания «Стар Медиа», продюсеры Юрий Минзянов, Влад Ряшин ) в Киеве, где играет одну из главных ролей - майора Рукавишникова.

– Итак, Саша – почти что с «Уралмаша»…

– Да так и есть. Смешно, что вы знаете.

– А вы соответствуете образу провинциального юноши, схватившего с неба звезду?

– Дома я отличался от сверстников – как мне казалось, «столичностью» попахивал. Теперь в Москве периодически думаю: в чем-то я, наверное, провинциал. А в Киеве, между прочим, – «саме то» - уютный город.

– Говорят, в детстве вы подавали большие надежды как восходящая звезда спорта?

– Ну, была у меня «в молодости» школа олимпийского резерва по плаванию. Даже на довольствие ставили, обещали мясо и молоко (вот было голодное время – я потом вспоминал и думал: «Ужас какой, ни молока, ни мяса не было»). Чем бы я ни занимался – у меня почему-то все получалось. Только не хватало усердия. Если я сегодня какого-то результата добился – понимал: есть еще дней десять, пока остальные что-то подобное сделают. И мог пойти с девчонками тусоваться. Что и подвело меня в результате. Я и в хоккее успехи делал, а выпускники моей школы сейчас в НХЛ играют. Иногда, в не самые удачные моменты карьеры, задумываешься: «Блин, а ведь мог бы играть теперь где-нибудь в «Нью-Йорк Рейнджерс»!»

– По поведению, стало быть, то ли троечка была, то ли двойка?

– – Вчера встречался с одноклассником, с которым иногда за одной партой сидел (больше, конечно, к девчонкам подсаживался). Ударились в воспоминания, он говорит: «Могу сказать одно – ты был самым веселым человеком в школе. За что и вылетел оттуда». Я помню в школьную пору мне так было классно от новых идей! Придумывал, что сегодня проверну с друзьями. У меня был клан единомышленников, и на контрольных, когда все усердно писали, мы думали, как бы нашкодить. Ген шкоды у меня неистребимый, и периодически проявляется. Как-то с урока физкультуры меня выгнали, и «единомышленники», естественно, постарались, чтобы их «ушли» тоже. Нужно было отомстить! Но не подло и не грязно, а веселенько. А физрук у нас купил машину – тогда иномарки только начали появляться. И школьный двор стали запирать, чтобы эту драгоценность не похитили – все ворота на замках. Мы придумали, как подшутить: взяли машинку да на руках и перенесли за угол. Картина маслом! Хохотом все просто исходили. И предвкушали, какая у него будет реакция! Уже следующий урок начался, а мы – все в окно. Он выходит – машины нет. Завелся такой сыр-бор: менты приехали, завхоза гоняют – «Кто ворота открывал?». Комедия была! Машину нашли, наверное, часа через четыре… Еще снимал звонки на всех этажах, чтобы урок долго шел. Кирпичи на стол учительнице складывали, приходили на уроки в домашних тапках с помпончиками и к доске так выходили. Класс, естественно, – в лежку.

– За что вас из школы, похоже, и «ушли»...

– В 11-й класс пошел в другую школу, за что директрисе и всем остальным огромная благодарность. В один класс они собрали раздолбаев, но не подлых, а именно тех, кого нужно было направить в мирное русло. Там я успел подготовить программу для поступления в театральный вуз. Честно говоря, даже не ожидал, что в Москве смогу поступить. А поехал и поступил практически во все вузы.

– Но особенно удивили Табакова…

– Да, у меня была проза – «Записки молодого врача» Булгакова. И отрывок я стал читать не с начала – добрые люди надоумили: «Застегивайтесь, у вас сифилис». Я с этим делом обратился к Табакову, а он какой-то пирожок дожевывал в тот момент: «У меня?!» – «Да, болезнь весьма серьезная, затрагивающая все органы…» Он чуть не поперхнулся! В итоге поступил в школу-студию МХАТ. Там уже перестал хулиганить и был очень горд, что в общаге жил. Смотрел на однокурсников-москвичей и думал: «Как они могут не ехать ночевать в общагу? Я не понимаю».

– Вы ведь еще жили в той же комнате, что и Женя Миронов в свое время?

– Да, он тоже школу-студию МХАТ окончил. В этой комнате еще Машков жил, кстати.

– Впору мемориальную табличку вешать!

– Видимо, да: «Здесь жили и не учились…» Хотя Женя, в отличие от многих, выкладывался по полной. Он нет-нет да и говорил мне: «Саня, ну как успехи? А сколько ты показал этюдов вчера?» Говорю: «Жень, один». – «А я, Сань, показывал четыре!» Наш педагог, Авангард Леонтьев, был жесток: «Так и никак иначе». Я до сих пор, находясь где угодно, бывает, подумываю: «Я неправильно сижу! Рука в кармане! Елки-палки, Леонтьев…» – его интонации сразу всплывают. Школа!

– Первую роль в кино хорошо помните?

– Миронов имел определенное отношение к нашему курсу – его, помню, даже уговаривали преподавать. Он приходил к нам на занятия, мы общались. Женя как раз снимался в фильме «В августе 44-го», когда я вернулся в Москву к сентябрю третьего курса. Приехал – а на вахте лежит записка из «Госкино»: позвони по такому-то телефону. Звоню: «Быстро бери дозволительную из института!». Я бегом к Леонтьеву, а он: «Если сделаешь столько-то этюдов и столько-то отрывков, тогда, может быть, отпущу тебя». Я наобещал с три короба и уехал. Отснялся там – здорово, понравилось.

– Вы актер молодой и подающий надежды – кого замахнулись бы играть?

– Гамлета, естественно! (Смеется.) Нет, я шучу. Нет такого: хочу это, и ничего другого, баста! Любой фильм смотрю, американский, советский – но хороший (если уличаю в недоброкачественности – сразу переключаю на футбол!), и всегда находится роль, которую я бы с удовольствием сыграл. И вообще, иногда сижу и думаю: черт побери, почему бы не написать сценарий?! Вот сюжет, и вот – ну куда ты смотрел, это же все рядом. Так и с ролями: подумаешь об одной, а рядом еще десять.

– Роль Миши Юсупова из «Двух судеб» вам не мешает?

– Чем она мне мешает? Ну, ярлычок есть такой. Но ярлычки, наверное, и у Джеймса Бонда есть. Особо от этого не страдаю. Для кого-то я - Миша Юсупов, а кто-то вспоминает «В августе 44-го».

– На театр время и желание есть?

– В студенческую пору были «ролюшки», после окончания школы-студии одно время даже играл во МХАТе. Возможно, я и был бы в театре, если бы не отпросился однажды. Потом некоторое время работал в легендарном Театре на Малой Бронной – множество знаменитых людей оттуда вышло, и Даль там играл, и Броневой, и Ширвиндт, и Андрей Миронов. До недавнего времени играл у Табакова – в «Табакерке». Сейчас вышел из репертуарного театра и играю в антрепризе. Я, честно говоря, театром не тягощусь – он должен быть в удовольствие, театр, во что бы то ни стало мне не нужен. Может, что-то даже упускаю. Вот у вас, в Киеве, с удовольствием сыграл бы. Интересно.

Автор: Валентина Сорока © Газета по-киевски